Без преувеличения, Марк Гонзалез (Mark Gonzales) — легенда. Получил он такой нескромный статус не только благодаря своему умению кататься на скейтборде и многочисленным полотнам, но и благодаря своим непредсказуемым, и местами нелепым поступкам. Представляем вашему вниманию интервью, которое не так давно взяли у Марка ребята из Oyster Magazine.

"Я не люблю людей."

«Я не люблю людей.»

Твои корни в скейтбординге, хотя, правомерно отметить, что твоя личность является результатом взаимодействия скейтбординга и искусства. Существует популярное мнение, что они тесно взаимосвязаны, скейтбординг и креативность. Ты согласен с этим?

Безусловно. Скейтбординг и креативность тесно взаимосвязаны.

Итак, ты считаешь скейтбординг весьма креативным времяпрепровождением?

Именно. Знаешь, он открывает твой разум. Особенно если ты придумываешь новые трюки. Сейчас это редкость. Все уже сделали, знаешь? Ты делаешь что-то, затем делаешь тоже самое, но наоборот… В искусстве все происходит точно также. Многие люди искусства любят перевернуть все с ног на голову… Прямо как дети.

Ты тоже изменяешь устоявшийся порядок вещей. Изменяешь элементы или материалы, с которыми работаешь.

Ну, многие художники сейчас меняются. Многие… не художники меняются, а скорее методы, благодаря которым они создают свои работы, меняются.

И ты думаешь, что это…

Нет, я не думаю, что это как-то повлияет на скейтбординг.

Что до публикаций и массового производства? Важно ли это для тебя, или это то, что само придет со временем?

Ну, книги, книги – это круто… Знаете, вам нужно посетить мою библиотеку.

Она большая?

Точно. Она находится в Сан-Франциско и Нью-Йорке.

Такая большая, что пришлось ее на два города разделить?

Именно.

Что такого важного в книгах?

Когда я был ребенком, мне всегда нравилось пролистывать книги. Это было моим любимым занятием. А когда мне попадались книги сексуального содержания, мне всегда хотелось их пересмотреть, но было очень страшно. Я прятал их, а потом возвращал на место, притворяясь что не смотрел их.

Ты пропустил открытие выставки, в которой участвовал потому, что проспал…

Я не люблю людей.

Не любишь людей? Правда? Не любишь толпы? 

Не совсем, то есть, если я окажусь в Венеции с толпой туристов, то все окей, но если я окажусь где-то в окружении кучи скейтеров – это не очень хорошо. Я буду чувствовать себя некомфортно.

Это из-за внимания? Слишком много внимания к твоей персоне?

Ну, мне нравится кататься, вот и все. Понимаете о чем я? Благодаря этому приходит популярность, но… Я имею ввиду, что ты можешь делать то, что нравится, я впоследствии ты становишься известным благодаря этому, из тебя даже идола могут сотворить, это становится чем-то, что ты не можешь объяснить самому себе. Понимаете о чем я? Это что-то, что все время хочет врезать тебе по морде.

Публика? 

Или кто-то, кто любит тебя так, что хочет врезать тебе, или схватить тебя, или просто потрогать, или подарить что-нибудь. Они оставляют подарки для тебя. И совершают прочие странные поступки.

Это делает их агрессивными? Их любовь добавляет им агрессии и перевозбуждения?

Да, да. Они просто возбуждены.

Ты сказал, что из тебя сделали идола. Таким образом, сейчас ты что-то вроде товара, а это значит, что твои любимые занятия превратились в работу, как мне кажется.

Ну, я всегда работаю. Это интервью тоже работа. Но мне нравится. Самая забавная вещь – наблюдать за играющими детьми, иногда они за голубями гоняются, знаешь? Не могу дождаться момента, когда голуби будут гоняться за детьми.

Мне нравится, хорошая аналогия… Ты сказал мне, что много спишь.

Точно, не так давно я подсел на снотворное.

Почему? Просто подсел?

Нет. Мне просто нравится спать. Сны.

Если не принимать таблетки, тебе хорошо спится?

Нет, не могу спать. Я как лампочка, 24/7. Я полон энергии.

Тебе нужно что-то, что потребляет массу энергии.

Секс с девушками… Нужно принимать снотворное, если у тебя много либидо. Иначе придется заниматься групповым сексом.

Гонзалес испанская фамилия, не так ли? Насколько глубоки испанские корни твоей семьи?

Так, мой дедушка, его звали Джей – Джей Гонзалес – и он был из, ох… Синело, это в Мексике. Он всегда думал, что его корни в Испании, в Сивильи, но он был низкого роста, с афро (смеется) и очень темным.

Значит, ты живешь в Сан-Франциско и в Нью Йорке?

Нет-нет. Меня выгнали из обоих мест.

Кто получил твою библиотеку?

Моя бывшая.

Большая ли разница между западным и восточным побережьем США?

Не очень. Весь мир становится единым целым. Многие сейчас говорят на английском, и они все в Интернете, общаются друг с другом, все начинают говорить на одном языке.

Думаешь, это объединяет людей?

Ну, слушай – мы с тобой сейчас беседуем очень легко, у тебя даже нет Австралийского акцента, а у меня Американского. Я бы назвал это всемирным акцентом.

gonzcirclecolor04finalcmyk

Возможно, я не так развит в области современной философии, но мне нравится путешествовать…

Знаешь, культура осталась только в гетто.

Ты был в пригороде Парижа?

Нет. Мне не нравится гетто. Я избегаю их. Я помню Майк Тайсон, куда бы он не приезжал, всегда говорил: «Отвезите меня в ваше гетто».

Итак, сейчас ты живешь во Франции. Как тебе?

Да. Немного во Франции, потом, видимо, поеду в Мадрид. Возможно, потом в Сивилью (смеется).

Да? Возвратишься к своим…

Моим корням, точно.

Возможным корням. Ты также провел много времени в Новой Зеландии…

Да, мне нравится Зеландия. Та крутые люди. У них отличная мораль.

Мораль?

Именно.

Откуда это пошло? Почему у них морали больше, чем у жителей других стран?

У них нет ядерного оружия.

Нет ядерного оружия?

Да, нет. Ин собирают свой мусор, они просто… Они не растрачивают свои ресурсы так много. Они вне Американской культуры.

Которая весьма расточительна – это ты имеешь ввиду?

Точно. Мне кажется на них серьезно повлияла Британская культура. Именно они научили местных так себя вести.

Интересно то, что Британия захватила и Австралию и Новую Зеландию, я мало что знаю об Австралийских аборигенах, зато знаю многое о полинезийцах. Они были воинствующей расой, которая могла защитить себя, но аборигены, их всех вырезали, ты знал это? Думаю, последний чистокровный полинезиец умер не так давно.

Это безумие, одного черного парня убили в Америке, в Техасе…

Когда?

Давно. Один черный был убит и ничего не произошло, не нашлось никаких доказательств… Одного белого убил черный клан – погибло четырнадцать черных.

Когда это было?

Давно, во времена Ховарда Хьюса. Будто, нельзя трогать белых… Джонни Коран погиб.

Кто это? 

Парень, который представлял Оу Джея (Симпсона).

Что произошло?

Рак, или вроде того. У меня есть автограф Барри Шека.

Кого?

Барри Шека.

Я не знаю кто это.

Один из адвокатов, защищавших Оу Джея. Он вытащил его.

А, он известный адвокат? У тебя есть его автограф? На фотографии?

Точно, у меня есть его автограф. И Питера Ньюфилда.

И его я не знаю – еще один адвокат?

Именно.

По тому же делу?

Да. У меня есть автографы разных людей. У меня есть автограф Джоди Фостер. Есть Элизабет Пейтон, Грегори Хайнса, у меня много автографов.

Правда?

Да, я встречаю их на улице и беру автографы,

Тебя интересуют знаменитости? 

Нет, я получаю их автографы, а потом теряю (смеется). Я не храню их.

На выставке Ричарда Принца было много автографов.

Настоящих? Мне не нравится Ричард Принц.

Почему? 

Я не знаю. Просто не нравится. Мне не нравятся девушки на Харлеях.

Ясно. Там было много его работ.

Мне нравятся парни на Харли. Мне нравится известная картина с Стивом МакКвином на Харлее. Черт, она бесподобна.

Какая разница между женщиной на мотоцикле и мужчиной?

Мне нравятся мужики! Мне нравится приставать к женщинам, но смотреть на мужчин. Мужик – это круто. Я мужик, а не баба. Знаете, лучше смотреть на мужика, даже если он немного женственен, все равно он мужик. Понимаешь о чем я?

Так о чем мы?

Я говорю в общем. Например на улице, понимаешь? Иногда люди смотрят на тебя, и если ты им нравишься, они улыбаются… А иногда кто-то видит тебя и плюет, потому что ты им не нравишься. Им не нравится как ты выглядишь.

И часто с тобой это происходит? 

В Нью-Йорке ежедневно.

Правда?

Ага.

Никогда не замечал этого. Это культурно обусловлено? Если ты им не нравишься, они плюют на землю?

Особенно в Чайнатауне, они плюют налево и направо, если ты им не нравишься.

Это часть Китайской или Американской культуры?

Скорее культуры Нью-Йорка.

Нью-Йорка? Он как страна.

В Париже тоже, я заметил… Тебе не кажется, что интервью затянулось?

Извини?

Интервью затянулось.

Ах да, точно, ты прав, тут бы вырезать многое нужно, да-да. Все отлично…