Джош Хармони: «Я не делаю различия между музыкой и скейтбордом»

Первое, что я помню о Джоше Хармони – его монтаж для «Good & Evil» от Toy Machine. Я тогда услышал басовое соло от Sebadoh в саундтреке и подумал, что этот малый не привык жать на тормоз. И в общем я не ошибся. Его профайл оказался настоящим треш-хоррором. Потом я узнал, что Джош Хармони пишет песни и играет на гитаре. Мне показалось, что если его музыка имеет хоть что-то общее с его катанием, то мне определенно стоит поискать его песни на украинских серверах. Джош перемешивает в своих песнях блюз, фолк и рок, так что его часто сравнивают с Вуди Гатри и Бобом Диланом, хотя песни Джоша определенно из двадцать первого века, а не из девятнадцатого (если вы понимаете, о чем я). Просто послушайте «Death Don’t Have No Mercy» и можете не перечитывать прошлую фразу.

Я недавно брал интервью у Эда Темплтона и попросил его прокомментировать собственные слова: «Трагедия человеческой жизни в том, что, взрослея, мы перестаем создавать, придумывать и менять этот мир. Мне кажется, мне повезло пронести это умение в мой возраст в пластиковом пакетике внутри пищевода».

Так вот, почему с возрастом мы теряем наше желание создавать?

Мне кажется, это желание с самого начала просыпается не в каждом. Это идет изнутри – рождается из того, что тебе интересно и насколько ты хочешь выразить это вовне. Когда две эти вещи соединяются в одном человеке, в нужной пропорции, получается искусство.

Лучший совет, который тебе давали?

Не возжелай ближнему своему того, чего не пожелаешь себе самому.

Ты часто поешь о религии. Ты верующий?

Определенно да. Но я не большой праведник.

С тех пор, как я начал делать этот журнал, я все время прихожу к одному и тому же выводу – все творческие люди, не важно, художники, музыканты, поэты, в какой-то момент своей жизни катались на скейтборде. Что ты можешь сказать об этом? Скейтбординг развивает творческие способности?

Мне кажется, это творческие люди толкают скейтбординг вперед. Таким людям нужно самовыражаться. Живопись, музыка, скейт – это части одного целого. Все это чистая свобода самовыражения.

Самый важный для тебя скейтер и стиль катания?

Знаешь, этим уже никого не удивить, но для меня это Марк Гонзалес. Он катается, как никто в мире, и его стиль… знаешь, это не описать словами. Плюс его харизма – это что-то особенное.

Как ты познакомился с Эдом Темплтоном и почему начал кататься в Toy Machine? И как получилось, что Эд сделал обложку для твоего последнего альбома, Lamps?

Когда мне было 17 лет, моя семья переехала в Южную Калифорнию. Это было в то же самое время, когда Toy Machine . Я всегда любил Toy Machine и подумал, что если я пошлю им свое демо, они, может, подарят мне новый скейтборд или джинсы. Так что целый месяц я катался с утра до вечера, и наконец отослал им свою запись. Эд и Остин встретились со мной и сказали, что хотят взять меня на борт. Мне даже пришлось раньше выпуститься из школы, чтобы уехать в мой первый тур. Эд всегда поддерживал меня во всем – в катании и в музыке. Спасибо, Эд!

Твой последний трюк в Good & Evil. Когда ты делал то олли, ты что, забыл о втором гепе? О чем ты подумал, когда полетел с него? И кстати, сколько там было метров – пять, десять?

Я помню, что я хотел уехать в сторону, но когда я приземлился, я понял, что мне остается только сжать зубы и постараться прыгать дальше. Я надеялся на лучшее – хорошо, что там не было дерева или чего-нибудь твердого. Я ехал очень быстро, а балкон был выше моего роста.

Что если бы тебе осталось жить 24 часа?

Я бы молился о том, чтобы мне продлили срок и позаботился бы о детях и жене.